Страницы: 1 2 3

«Что советская тюрьма, что российская, что белорусская или казахстанская …»

Другой участник передачи, назвавшийся Иса, рассказал, что сидел как в советской тюрьме, так и в тюрьмах России, Казахстана, Беларуси. По его словам, за решеткой немало самых разных мастеров.

«Вот возьми оршанскую зону — там такие вещи делают, что вы даже представить не можете. Там такие резные проделки производят. У меня у самого натура художника, я люблю вырезать, но там настоящие мастера сидят. Даже на острие ножа наложат любую надпись на любом языке».

Иса — чеченец наполовину. Отец его из Чечни, а мать — белоруска. Сам Иса также имеет белорусскую жену. До сих пор браков было несколько. Несмотря на отсидки, имеет успех среди белорусских женщин. Кроме тюремного прошлого, за плечами у Исы — учеба в Сызранском военном училище и служба в Афганистане военным летчиком. В своем рассказе упоминает он и службу в Саудовской Аравии.

Как случилось, что по окончанию военной карьеры судьба круто изменился, Иса не говорит. Про отсидки тоже говорит не очень охотно. При этом считает, что все постсоветские тюрьмы похожи друг на друга. Что российские, что белорусские, что казахстанские. Во всяком случае, содержание рабов там мало чем отличается. Вот, например, в казахстанской колонии, где он сидел, зеки на промзоне столярничали, занимались металлообработкой и ремонтом машин.

«Там работа идет полным ходом, — уверяет Иса. — Там никак невозможно, чтобы ты не работал. Есть там определенный круг людей, которые не обязаны работать, а так работа есть для всех. Мне не надо было работать, так я и не работал. Работая, ты на зоне авторитета не заработаешь. Ну, только перед «хозяином», начальником зоны. А перед своими — просто надо быть человеком, и тогда заработаешь авторитет».

На вопрос, может ли невольник заработать на зоне столько, чтобы хватило на безбедное существование, Иса отвечает с улыбкой: «Может, если ничем в зоне не будет пользоваться».

Упоминает Иса и издевки над охранниками. Например, рассказывает про раба-художника, который сидел с ним еще в советской тюрьме. Тот художник, — говорит чеченец, — в зоне ради смеха подделывал деньги.
«Ночью ходит милиционер-охранник, мы ему даем десятку. Он на нее пойдет нам купить поесть, курево. А эта десятка поддельная, — смеется Иса. — Он с таким мастерством подделывал эту десятку цветными авторучками. Только дай ему, чем и на чем рисовать. Он мастер был настоящий. Это у нас такой прикол был».

По словам Исы, зечные умения спасают ум от деградации, особенно если заключение длительное. Развивать их — единственный способ, чтобы не отупеть, отмечает чеченец:

«Я, например, вырезал из дерева. Мастера у нас были, так меня учили. Еще одним тюремным хобби было рисование. Просили меня рисовать портреты. Я с фотографии срисовывал портреты. Я ночью их рисовал, а днем спал».

В тюрьме Иса много читал. Отмечает, что любимое его чтиво — приключения и фантастика. «Я в тюрьме всего Дюма перечитал. Начал читать Шекспира, но это мне показалось скучным, — вспоминает собеседник. — Такая тоска, что я забросил».

Слышал, спрашиваем у Иссы, про политических заключенных в Казахстане? Он отвечает, что слышал, но с ними судьба его не пересекала: «Мы не могли с ними встречаться, их отдельно от нас держали, — говорит он. — Переписка с ними была. Телефон, правда, там не такой, как на свободе, а на веревке. С ними так мы разговаривали. Но я в политику не лезу никогда. Они Назарбаева осуждали. Я-то его не осуждаю, поэтому я с ними не согласен. Я не оспариваю, что в Казахстане Назарбаев — это один из кланов. Но я Назарбаева уважаю. Как и Лукашенко. Если бы не Лукашенко, то у нас тут в Беларуси жизни бы не было».

Своего языка Иса не забыл. Как и веры. На руке имеет татуировку с первыми словами важной для него молитвы из Корана. Молитву читал и в тюрьме. Ее прислал ему брат: «Я ее по-чеченски читал, но молиться то не молился. Врать не буду. Чтобы молиться, надо душой проникнуться. Я пока к этому не готов», — признается Иса.

Собеседник не преминул упомянуть, что мог погибнуть в Афганистане, но получил лишь тяжелое ранение. Считает, что жизнь ему спасла как раз татуировка с молитвой.

В конце беседы Иса отметил, что тюрьма не может научить хорошему. Она делает человека озлобленным, говорит он, на весь мир:

«Тюрьма делает человека хуже. Я это знаю, потому что узнал тюрьму изнутри. Я могу убить любого. Меня учили убивать, но я этого не делаю. Я иногда боюсь самого себя. Я больше не хочу в тюрьму. Я хочу свободы, жить свободно и зарабатывать свободно. Я вообще хочу от всего этого полностью отойти. Забыть их. Я все же в прошлом военный летчик. Хочу поехать в деревню к своей мамочке и там у матери осесть».

Страницы: 1 2 3

Оставить отзыв к статье “Должны ли работать за решеткой обитатели тюрьмы?”





Ссылка на эту страницу:
http://vseprosto.com/zaklyuchennye-rabota/

Ссылка на эту страницу для форумов:
[URL="http://vseprosto.com/zaklyuchennye-rabota/"]Должны ли работать за решеткой обитатели тюрьмы?[/URL]

Ссылка на эту страницу в формате HTML:
<a href="http://vseprosto.com/zaklyuchennye-rabota/">Должны ли работать за решеткой обитатели тюрьмы?</a>